Системная оппозиция призывает изменить закон об иноагентах

Поделиться новостью

Поделитесь комментарием в социальных сетях
Системная оппозиция призывает изменить закон об иноагентах
Законопроект

“Справедливая Россия — За правду» и «Новые люди» вслед за КПРФ выступили за корректировку закона об иностранных агентах. Они предлагают, чтобы статус иноагента устанавливался по суду. По мнению ряда экспертов, данная инициатива вызвана стремлением системной оппозиции получить симпатии несистемщиков. Вместе с тем решение вопросов иноагентов в суде приведет не только к затягиванию процесса, но и усугубит восприятие этого статуса как наказание.

Что вы думаете по этому поводу?

60 комментариев

Ярошенко Алексей Сергеевич
Руководитель Департамента взаимодействия с органами власти Центра экспертного сопровождения политических процессов
Политический консультант

Системная оппозиция пытается заработать политические очки на резонансной теме. Это делается в преддверии больших муниципальных выборов в Москве. Во-первых, именно в Москве сконцентрирована большая часть организаций признанных иноагентами. Во-вторых, москвичи наиболее болезненно отреагировали на данный закон. Поэтому тема иноагентов для Москвы электорально ёмкая, но при этом не решает проблем муниципального уровня. Подобные действия системной оппозиции я бы рассматривал как очередную политическую авантюру и попытку политизировать проблемы, которую они в состоянии решить. 

Гребенникова Елена Ивановна
Руководитель Департамента стратегического планирования Центра экспертного сопровождения политических процессов

Изменение процедуры признания организаций «иноагентами» не повлияет на защиту их от «клеймения». Предложенный законопроект способен лишь втянуть потенциальных «иноагентов» в судебные разбирательства, которые лишь отчасти затормозят процесс получения данного статуса.

Афонина Александра Сергеевна
Директор
Директор ГКУ РК "Исполнительная дирекция Общественной палаты Республики Коми", эксперт ассоциации "Независимый общественный мониторинг"

Очень странная инициатива парламентской партии. Кто такие иностранные агенты? Это граждане или юридические лица, живущие и имеющие гражданство/регистрацию в одной стране, но действуют в интересах другой страны. Механизм признания очень простой и не требует дополнительного установления судом. С учетом того, что деятельность иностранных агентов угрожает безопасности страны и подрывает основы государства, затрагивает права граждан, что не следует усложнять процедуру признания юридического лица или гражданина иностранным агентом.

Дубичев Вадим Рудольфович
замруководителя Администрации губернатора Свердловской области

Я нахожусь в том лагере политических экспертов, которые считают, что любые ограничения прав и свобод граждан, даже в сложных условиях, все-таки должны проходить с очень глубокой мотивацией и при условии, что иначе просто сделать нельзя. 

И в данном случае, мне кажется, что озвученное предложение партий стоит серьезно рассмотреть. 

Так или иначе, информационная сфера и деятельность различных каналов информации, которые принадлежат зарубежным компаниям и странам, уже давно нуждалась в регулировании. Законодатель сейчас ввел норму по иноагентам, но любой закон, который вводится, имеет достаточно подвижный характер. Его ввели, посмотрели, насколько он эффективно или неэффективно работает и дальше уже его можно как-то корректировать.

Поэтому любые обсуждения любого закона, в том числе и по иноагентам, которые идут на уровне Госдумы, это нормальный законодательный процесс, который в частности показывает, что есть разные точки зрения, есть разные подходы.

Посыл о том, что все эти меры направлены на ужимание свободы слова и так далее - мы до таких норм еще не дошли. Если мы посмотрим на практику других стран, то увидим, что во многих из них сразу сажают. А в США существует такая вещь, как запрет на профессию. Журналист, который хоть в чем-то провинился, больше не имеет возможности работать в принципе ни в каких изданиях. Поэтому я считаю, что это нормальная практика, когда оппозиционные партии дают свое заключение на тот или иной законпроект. Посмотрим, как дальше будет регулироваться эта сфера.

Сивкова Надежда Ивановна
Социолог, доцент кафедры политических наук УрФУ

Согласна с предыдущими экспертами, что велика доля популизма в заявлении обозначенных выше партий. Да, это еще повод привлечь внимание к своей партии. Это же легче, чем вести активную законодательную работу по реализации предвыборных обещаний. Стоит отметить, что этот закон необходим, разделение на юр. и физ. лиц абсолютно верное, особенно в современных условиях, когда  рейтинг журналиста в разы превышает рейтинг СМИ. Доработки требуют критерии, этим надо заниматься экспертам. Идея решать в суде - утопична. Так как существует потребность в быстром принятии решения.  

Русаков Андрей Геннадиевич
Директор Центра европейско-азиатских исследований, старший преподаватель Уральского федерального университета им. Б.Н. Ельцина
Директор Центра европейско-азиатских исследований. Центр занимается экспертным и научным сопровождением внутриполитических и интеграционных процессов на постсоветском пространстве, сайт - www.c-eas.org. Старший преподаватель Уральского федерального университета им. Б.Н. Ельцина. Среди преподаваемых предметов - "Политические коммуникации", "Технологии формирования политического имиджа", "Социальная и политическая реклама", "Роль связей с общественностью в евразийской интеграции" (на английском языке).

Тема со статусом иноагентов возникла не сейчас, я бы сказал, что политические игроки ее просто подхватили для определенного пиара. Ведь это статус существует далеко не первый месяц и, скорее всего, сейчас просто идет конъюнктурное использование этой темы, они это подхватили, чтобы было о чем говорить.

Объективно, этот вопрос  требует некоей корректировки и уточнения, потому что возникают нестыковки  в том, что понимать под их деятельностью. Сбрасывать со счетов это, конечно, нельзя, вокруг этого идет общественная дискуссия. В частности одно СМИ было объявлено иноагентом, потому что у него оказались иностранные подписчики, но ведь это не значит, что это СМИ вдруг стало иноагентом. Поэтому данный статус требует некоторого уточнения.

Понятно, что иноагенты есть и есть желание государства отделить получателей иностранных денег, с этим вопросов нет. На мой взгляд, эта тема нуждается в деполитизации и перенесении ее с площадки Госдумы на площадку Общественной палаты, и тогда ее можно было бы спокойно обсудить без лишнего политического пиара, который сейчас происходит. Эта дискуссия возникла давно, но сейчас ее пытаются «приватизировать» политические игроки.

Долгицкий Олег Дмитриевич
Начальник отдела по работе с персоналом
Медицинский психолог, судебный эксперт-психолог, специалист по государственному муниципальному управлению, философ.

Я сомневаюсь, что подобной инициативой партии системной оппозиции смогут снискать себе поддержку либералов, выступающих против данного механизма. Очень сомнительно, что они поддержат вообще кого бы то ни было из Государственной Думы. Тем более, что бы попытаться получить поддержку либеральной общественности, достаточно использовать её риторику, не обязательно продвигать инициативы. Тем более, либералы не голосуют. В  общем и целом если и был мотив в поиске поддержки, то толку от этого не будет.

На мой взгляд, предельно важно поднимать на рассмотрение подобные механизмы и обсуждать их в обществе. Это связано со стигматизирующим характером самого понятия "иностранный агент", которым также обладает ряд псиатрических диагнозов, среди которых присутствовала "вялотекущая шизофрения".

Очень глупо отрицать стигматизирующий характер этого термина, который приводит к запуску механизма социального отчуждения по отношению к человек, получившему, не побоюсь этого слова "статус".  Факт в том, что иностранные агенты действительно есть, они подрывают целостность нашего государства и занимаются откровенным вредительством. Я считаю, что требуется поднимать эти вопросы в русло общественного обсуждения и думаю, что данная проблема находится в области создания государственной идеологии. Создание её необходимо и важно, если она появится, то решится проблема с размытостью трактовки и интерпретации понятий закона.

Важно здесь и прислушаться к мнению юристов, которые считают, что действие этой нормы должно находиться в компетенции судебной системы. В этом тоже есть смысл.

Все таки, это элементарное «заюридичевание» очевидных фактов. Затянуть процесс бывает действительно очень эффективно: привлечь общественность, организовать митинги, собрать мнение зарубежных экспертов, которые будут рады согласиться со всеми тезисами просто потому, что они идут в разрез со словами российского руководства, так, чисто из вредности. Это действенный механизм «отбеливания» репутации тех, кто «недостаточно бел».

Конечно наша оппозиция любит приводить «невинных мучеников» которые попали под «жернова системы», но их один-два, да и сами примеры достаточно неоднозначные. Исключение из правил только подтверждает правило. 

Гагарин Анатолий Станиславович
Директор Института системных политических исследований и гуманитарных проектов
Доктор философских наук, руководитель Экспертного Клуба Свердловской области, Директор Института системных политических исследований и гуманитарных проектов, профессор кафедры политических наук департамента политологии и социологии УрФУ

Столь дружное выступление сразу трех партий лично мне говорит о том, что определенная корректировка закона об иноагентах (прежде всего, в части правоприменения закона к физическим лицам) не только возможна, но и вполне реальна. 

Закон не только поставил вешки/буйки, за которые не следует заступать/заплывать, но и пока (в применение его к отдельным граждан) побудил ретивых исполнителей смешать «овец» и «козлищ». Видимо, для более четкого и понятного применения закона нужен авторитет суда и более ясный/прописанный порядок для всех участников информационного процесса.

И здесь дело не в симпатиях/антипатиях несистемщиков, которые на выборах попытались разыграть полусимулякровую карту под названием УГ. 

И отдавать «все плюшки» КПРФ тоже было бы глупоJ). 

Усугубит ли восприятие этого статуса «иноагента» как наказание? Если будет не «под копирку», то нет.

Ленгле Анна Линусовна
медиаменеджер, замдиректора Института системных политических исследований и гуманитарных проектов"

Присвоение статуса иноагента судом – вполне реальная корректировка. Пока людям не понятны основания и критерии признания той или иной организации иностранным агентом. Возможно, если дело будет рассматриваться судом, эти критерии будут более четкими и понятными всем, в том числе и гражданам. Прежде всего, стоит заняться уточнением тех самых критериев и формулировок, согласно которым организация признается иностранным агентом.

Однако есть риск, что и в новой формулировке закон не будет учитывать всех нюансов, а механизм его исполнения на деле окажется «не работающим». Увы, нет уверенности и в том, что решения суда не вызовут очередного протеста и обвинений в адрес власти, что суд принимает решения «не так» и «не те». Чем более четкими будут критерии и определения, тем выше шанс на объективные выводы и меньше риск двусмысленности толкований. Очень важно привлечь к проработке закона в новой редакции 

Важно, что на слушании дела в суде у всех сторон будет возможность высказаться, опровергнуть доводы, аргументировать свою позицию и доказать обратное.

Васюнин Валерий Борисович
Руководитель Экспертного клуба Севастополь
Предприниматель, общественно-политический деятель., эксперт национальной программы развития МСП.

Никто, не будет отрицать, что деятельность иностранных агентов, активное вмешательство западных стран, финансирование и направление деятельности части внесистемной оппозиции внутри России представляет реальную угрозу для национальной безопасности 

В тоже время, надо понимать и разделять основные понятия. Иноагенты, нежелательные и экстремистские организации — это три разных статуса. Для каждого из них есть отдельные нормы закона и наказания как для руководства и участников, так и для сторонников. 

По формальным признакам государство может обратить внимание на любую НКО, не связанную с политикой, пропагандой или просветительской деятельностью и подвести ее под закон об иноагентах.. Такой подход дает широкий спектр возможностей для должностного злоупотребления.  Не говоря уже о самой форме отчетности и предоставления информации, которая требуется согласно закону об иноагентах, принятого в 2012 году, сложности и емкости ее составления и наказание за неправильное исполнение.

Да, действительно все законы довольно сложные, а как их «правильно» применять, разобраться бывает сложно даже экспертам. Тем не менее. законодатели постоянно работают над поиском и внедрением эффективных методов и выработают необходимый инструмент для органов исполнительной власти, с помощью которого власти смогут наиболее эффективно противостоять подрывной работе некоторых иностранных государств и их фактически платной агентуре. Зачем перестраховываться и усложнять?

Поэтому корректировка закона об иноагентах имеет место быть. Любая незаконная причастность должна быть определена судом. Люди и организации не должны оправдываться и доказывать свое право от обратного.

К закону об иноагентах у меня двойственное отношение. С одной стороны, да, есть некоторые организации, чья деятельность и иностранное финансирование вызывают вопросы. С другой стороны, если иноагентами признать все оппозиционные СМИ, то вопрос свободы слова, гарантированной Конституцией, встанет очень остро. Предложение партий о придании статуса иноагента по решению суда мне кажется разумным. Роскомнадзор уже в глазах многих выглядит как некий цензурный комитет, а полномочия судов и возможность защиты, на мой взгляд, вызывает больше доверия. Но судебная практика должна совершенствоваться, не факт, что сразу все станет гладко.

Наумов Сергей Викторович
Медиатехнолог
Специалист по PR, член Экспертного клуба Петербурга.

Инициатива системной оппозиции правильная, неважно - пиарятся они на этой теме или нет, критерии, по которым, например, те или иные СМИ приравнивают к иностранным агентам не всегда ясны обществу. В случае, если этот статус будет устанавливать суд, все вопросы снимутся автоматически. В том, что процесс немного затянется нет ничего криминального. 

Мы живем в правовом государстве, если люди получают финансирование из-за рубежа, то, конечно, необходимо называть вещи своими именами, но и передергивания здесь быть не должно. 

Желание превратить простой юридический процесс по фиксированию данных о том, что отдельные персонажи получали финансирование от иностранных государств за формирование политической повестки - вызывает усталость. Отсутствие поддержки населения РФ является свершившимся фактом для нашей оппозиции. Сейчас же обратить процесс в политическое шоу так же не удастся - при наличии закрытых данных о финансировании суд сделает процесс закрытым и не допустит прессу. А в иных случаях это будет тем более постыдно. Так что любой способ признания иноагентом не повлияет на результат.

Микаилов Руслан Алисович
Политический обозреватель
Политический обозреватель

Считаю, что инициатива системной оппозиции добиться установления статуса иноагента по суду правильная. Насколько мне известно, критерии определения этого статуса нечёткие. Минюст самостоятельно принимает решение и даже не ставит об этом в известность того, кому этот статус инкриминировали. О том, что, в частности, СМИ стало иноагентом, оно узнаёт из других СМИ. Считаю, что это неправильно. И даже если решение вопроса об определении статуса будет затягиваться через судебные тяжбы, ничего страшного: это не тот случай, когда надо спешить. Ведь как-то работали те же СМИ до того, как их обозначили иноагентом, в чём тогда срочность?  

Поставленный вопрос можно разделить на ряд позиций.

Что сразу вызывает реакцию?

Политические партии, "не остынув" от прошедшей выборной кампании в ГД РФ, желают "нащупать" (навязать) новую политическую повестку. Быть самим в тонусе и позиционировать свою политическую активность.

А может это попытка сконфигурировать на подобных темах новый политический фронт?

В любом случае, ИНОАГЕНТЫ - это ПОВОД.

Есть ещё одна подоплёка. Санкционированность темы: "Вы там давайте "разминайтесь", "отвлекайте" людей от более насущных вопросов и проблем (существенное понижение уровня жизни граждан,  рост цен, усталость и реальные угрозы от пандемии и т. д.)".

Причём, как-то и куда-то в тень стали уходить заявленные программные темы и

позиции Выборов-2021.

По сути.

Изначально тема иноагентов возникла не случайно. Масштабы информационного и общественно-политического воздействия извне на ситуацию в нашей стране достаточно серьёзные. Цели зарубежных "партнеров" не новые и понятные.

Вполне правильно поставлен главный вопрос. Кто финансирует тот или иной проект?  Он должен быть подкрашен. Чтобы знать "чьих кистей работа".

А вот в практике применения закона, отношения к иноагентам,  конечно могут быть перекосы, провокации, причём и со стороны самих иноагентов.

Здесь, конечно, нужна корректная работа, выверенные критерии оценок, допуски.

Само предложение выводить вопрос через судебные решения - попытка его "подвесить", "утопить" в юридических тяжбах. И, опять же, навязать обществу, в том числе и западному, данную повестку.

Динамика развивающихся событий, современные, практически молниеносные, информационные атаки в отношении России, заставляют политическое руководство страны работать на опережение. Что и делается с целью снижения или ограничения негативного влияния иноагентного инструментария в ущерб интересам нашего государства.

Заложниками, к сожалению, остаются наши граждане, которые работают по найму или по убеждению в этих иноагентных структурах.

В общем, целесообразно выявить реальные постановочные вопросы, обсуждать, вносить коррективы, а не "лить на чью-то мельницу мутную воду".

Томилов Сергей Александрович
журналист
Журналист политтехнолог. Занимаюсь журналистикой и избирательными кампаниями более 15 лет. Был директором информационного агентства, заместителем директора регионального телеканала, руководил пресс-службой федерального университета. Сейчас помощник сенатора и эксперт областного института открытого образования. занимаюсь также социальным проектированием.

Соглашусь с теми коллегами, которые считают, что корректировка закона об ИНОагентах – мера своевременная. Сейчас критерии размыты, определяет статус иноагента лишь исполнительная власть. К сожалению, менталитет нашего общества таков, что статус иноагента скоро будут приравнивать к статусу врага народа со всеми вытекающими последствиями. Поэтому решать,  кто же все-таки иноагент, а кто нет должен суд. Да это будет затянутый по времени процесс, но все-таки более объективный. Вопрос позиционирования системной оппозиции тут совершенно вторичен, хотя какой-то процент популярности это им прибавит.  

Предложения от оппозиционных думских фракций вполне своевременны. Если Россия - правовое государство не на словах, а на деле, то и подобные вопросы должны решаться в судебном порядке, а не субъективной волей чиновников. Сегодня "иноагентом" может быть признан кто угодно и за что угодно, если он кому-то неугоден. Или в результате бюрократической неразберихи. В Архангельске уже был пример, когда уважаемую патриотическую краеведческую организацию едва не записали в иноагенты только потому, что один из ее членов жил за пределами РФ, в Армении. и переводил оттуда членские взносы. Один из критериев признания иноагентом - ведение политической деятельности, под которую могут подвести опять-таки что угодно, включая даже обращения в органы власти с предложениями изменить тот или иной закон. Но ведь это конституционное право каждого гражданина и организации. Другое дело, если организация, получающая зарубежное финансирование, участвует в избирательных кампаниях в любой форме. включая публичные выступления в поддержку тех или иных кандидатов и партий. Вот тут ограничения должны быть. А попытки распространить понятие политической деятельности на все остальное носит дискриминирующий характер. закон должен быть самым серьезнейшим образом откорректирован, чтобы им нельзя было манипулировать.

Редькин Алексей Леонтьевич
директор АНО "Центр правовой поддержки " Югорский СоветникЪ"
член Общественной палаты ХМАО.

Признание определенного перечня субъектов иностранными агентами - это общемировая практика. И первыми ее предложили в США, поскольку обусловлена национальными интересами государств, защищающимися от внешнего влияния. “Справедливая Россия — За правду» и «Новые люди»  КПРФ как показали последние выборы не обладают значимым политическим влиянием, и поэтому пытаются расширить свою электоральную основу и установить лояльные политические отношения с не системной оппозицией. Особенность нашей внесистемной оппозиции - финансовая зависимость от внешнего источника, не всегда дружественного нашей стране . Передача же данного вопроса судам не решит суть вопроса, т.к суд это место для решения спора , а здесь какой спор? ( если деньги из-за границы ,значит иноагент). Это приведёт к бюрократизации, затягиванию решений проблемы и непрофильной загрузке судебной системы . Так же рассмотрение дела в суде даст еще  иноагентам ореол мучеников , борцов с системой ,которых душат .  

Варыгина Лилия Борисовна
Аспирант Института государства и права СурГУ, член РФО, специалист по государственному и муниципальному управлению
Аспирант Института государства и права СурГУ, член Российского Философского Общества, специалист по государственному и муниципальному управлению

Закон об иноагентах вызывал острые реакции при принятии и вызывает дискуссии сейчас.

Потому как много аспектов деятельности, как и следствие статуса иностранного агента,не до конца понятны. Власть настаивает, что присвоение статуса иноагента - не наказание. Но с получением статуса, физические и юридиеские лица несут не просто репутационные потери, но и финансовые, и социальные, и правовые. По результатам присовения, мы видим что это не просто ярлык, уведомляющий об источниках финансирования, а приобретение положения, серьезно ограничивающего деятельность субъектов социальных отношений. Это, безусловно, болезненный процесс. Хотелось бы, чтобы правоприменительная практика в отношении статусов иноагента имела четкие основания, с возможностью и оправдаться, и учесть все аспекты и нюансы происходящих процессов. Сделать это можно только в рамках судебных заседаний и решений. В любом случае, решение о серьезном ограничении деятельности не должно приниматься Минюстом единолично, без учета мнения и возможности ответного слова второй стороны. Ведет ли обсуждение данного вопроса к получению симпатий несистемной оппозиции? Да, но в этом нет ничего предосудительного. Работать необходимо не только с системными партиями, но и с теми, кто осталься за парламетским барьером, но все еще участвует в жизни страны и общества.  

Сухоломкин Артём Николаевич
Директор ТРК "Брянская Губерния"

Предложение устанавливать иноагентов через суд — чистой воды популизм. Верно отмечено, что системная оппозиция хочет получить отклик у несистемщиков. При этом, как верно заметили другие эксперты, решение «иностранности» через суд – это не только затягивание, но и возможность для этих самых иностранных агентов объявить себя жертвами. Зачем это нужно? Статус иностранного агента — это не наказание, а всего лишь напоминание о том, чью точку зрения эти иноагенты транслируют. Об этом в том числе заявлял президент России Владимир Путин на заседании клуба «Валдай». Закон не запрещает, просто «эти деньги, которые получаются из-за кордона, из-за бугра, должны быть окрашены, и российское общество должно знать, что человек вот такую позицию формулирует, так относится к внутриполитическим процессам, но он получает деньги из-за границы».При этом отмечу, что законодательство об иностранных агентах нужно прояснить, более детально прописав критерии статуса. Должна быть тонкая юридическая работа.

Викторович Олег Борисович
Президент АНО «Дом с часами»
Президент АНО «Дом с часами»

Глядя на то, как осуществляется практика объявления отельных лиц и организаций иностранными агентами, я могу сказать, что несмотря на имеющиеся шероховатости снаряды, образно говоря, ложатся туда, куда надо! Есть информация о политике государства в этом отношении и это не имеет никакого отношения к свободе слова и цензуре. Пора навести порядок! В том числе, и в культурной политике, где мы видим немало примеров антигосударственных действий. Мало ли в соцсетях видосиков, которые запускают нам Ходорковский и ему подобные?!

Я считаю, что корректировка закона об иностранных агентах сегодня не нужна. Закон выполняет возложенную на него задачу и защищает российское общество.

Леонтьев Владимир Александрович
Генеральный директор «Инфосфера Консалт»
Кандидат исторических наук

Вопрос, на самом деле, вовсе не такой простой, как кому-то у нас это кажется. Не должно быть голословных обвинений, поскольку тема эта очень серьезная. Чтобы объявить иностранным агентом, нужно обязательно опираться на тщательно проверенную доказательную базу. Но вовсе не обязательно, что решение должен будет принимать суд. Вполне возможно создать специальную комиссию, которая может решать такие вопросы. Но самое главное – выработать критерии; в таком случае не будет ненужных дискуссий, поскольку принятое решение будет опираться на факты, с которыми не поспоришь.

Чекмезов Владимир Ильич
Руководитель Центра муниципальной подготовки Института экономики и права

Первый критерий деления между людьми это «свой-чужой». Особенно, эмоционально закрепляет деление на врагов и друзей!

Когда-то за подобный статус (иностранного агента) полагалась «вышка», а сейчас это чуть ли не борец «за правду».

Если бы, во имя «социального государства», олигархов-миллиардеров со счетами в инбанках, а также фирмы с контрольными пакетами акций предприятий, ведущих разработку природных ресурсов приравнять к инагентам. Ведь экономика – это изначально мать политики. Маму надо «в браслеты». Она ведь эту дочурку породила!

Что касается оценки (… данная инициатива вызвана стремлением системной оппозиции получить симпатии несистемщиков. Вместе с тем решение вопросов иноагентов в суде приведет не только к затягиванию процесса, но и усугубит восприятие этого статуса как наказание»), то верно как одно, так верно и второе.

Но это потому, что интересы противоположные. И они работают «на разрыв». Но кто победит ясно: стреноженной «тройке» противостоит (точнее, противосидит) крепкий ямщик – фракция ПП «ЕР».

Сейчас позиция оппозиции определяется отношением к власти, точнее к государственной исполнительной власти через призму (очки) ряда нарушений в ходе недавних выборов представительной власти.

Видимо, стоит задача добавить в кровь людей немного старого классового зелья. Ничто так не лечит от безразличия как социальная ненависть.

Тут надо учитывать примкнувшим к ним коммунистов. Кто такие коммунисты в последнее время и что представляет из себя сама партия? По всей стране на выборы в Государственную Думу они вывели более ста легальных миллионеров, что слабо соответствует позиции коммунистической партии. Я понимаю что у людей могут быть коммунистические взгляды, но их миллионные состояния портят всю картину. В нашем представлении коммунист — это некто, кто живет для людей и идей социального равенства, а тот получается что живут они для себя, зарабатывают огромные деньги и играет в политику в партии, на загривке которой удобно выехать в парламент.

Сама коммунистическая партия дискредитировала себя давно, еще с тех времен, когда они успешно избирались и отказывались от поста в пользу другого более сильного кандидата, который обещал ему что-то: место главного оппонента, деньги на гос финансирование и места в парламенте. Какие же это коммунисты, которые идут на подобные сделки?

Что касается Справедливой России и Новые Люди. Мы видим разношерстную публику, окончивших иностранные ВУЗы. Самый простой пример — Захар Прилепин, который уже всех достал собой: обучался и работал в США, активный белоленточник, соратник и друг Навального.

Поэтому заюридичивание здесь открытое. Если раньше мы имели ряд признаков, по которым было легко определить иностранного агента. Но если это проводить через суд, но каждый из признаков нужно будет доказывать, это займет много времени, часть фактов нельзя будет юридически оформить, конечно, признание иностранным агентом можно будет не то чтобы отменить, но затянуть на большее время, а грамотный юрист в состоянии если не разрушить, то затянуть любое дело. Это прогиб или даже антигосударственный выпад в сторону хозяев этих людей. Это надо купировать. Закон нельзя согласовывать.

Булычёв Евгений Николаевич
Правовед
Доцент БГПУ им. М.Акмуллы, канд. юрид. наук, Руководитель отдела исследований проблем административного права Евразийского научно-исследовательского института проблем права, лектор Российского Общества "Знание".

Закон об иностранных агентах не должен стать орудием для подавления инакомыслия в России! Дело в том, что данный закон содержит весьма расплывчатые формулировки, позволяющие произвольно интерпретировать его положения. Чего только стоит понятие «политическая деятельность»? Нормы Закона об иностранных агентах неоднократно подвергались критике, как внутри страны, так и за ее пределами, причем они критиковались не только оппозицией, но и лицами аффилированными с Кремлем (например, Совет при Президенте РФ по правам человека счёл закон «совершенно избыточным и юридически бессмысленным», а уполномоченный по правам человека В. П. Лукин даже направил в Конституционный суд РФ жалобу, посчитав данный закон неконституционным).

Претензии к закону во многом справедливы, поскольку практически любая НКО, как получающая иностранные деньги, так и нет, так или иначе прямо или косвенно влияет на государство и, следовательно, на политические процессы, протекающие в нем. Отметим, что само государство не считает для себя невозможным получать финансирование (кредиты) из-за рубежа и одновременно заниматься политической деятельностью.

Полагаю, что инициатива политических партий, представляющих системную оппозицию (СР-ЗП, КПРФ, «Новые люди»), в условиях возросшей в обществе потребности на справедливость, вполне оправдана. Кому как не суду разрешать спорные вопросы по признанию юридического или физического лица иностранным агентом? Только в суде, в условиях состязательного процесса, можно выяснить насколько то или иное НКО реализовывало за плату чужие интересы в политическом поле нашей страны.

Судебная процедура может стать надежной гарантией неприменения волюнтаристских мер к неугодным власти организациям и физическим лицам. Ну а для того, чтобы избежать вредных последствий, связанных с увеличением сроков судебного рассмотрения вопросов о «присвоении» звания «иностранный агент», необходимо просто предусмотреть обеспечительные меры.

Семёнов Сергей Николаевич
Политолог, кандидат философских наук, директор центра профессионального творчества консорциума НГЦ
Политолог, кандидат философских наук

Многообразное идейное воздействие - это сегодня одно из важнейших направлений политической борьбы в современном мире. Его значение показывает прямо иррациональный страх властей ряда стран Запада перед изложением любой отличной от их собственной точки зрения. В этих условиях проблема иноагентов в России вполне  реальна и актуальна. А учитывая скорость событий в современной жизни и современные способы информационного воздействия - можно предположить возможность ситуации, когда медлить с определением отношения к определенным источникам информации просто нельзя.  Поэтому предложение давать этот статус по суду - вряд ли целесообразно. Но вот возможность снятия этого статуса правовыми средствами  - необходима. Поэтому предусмотреть такую процедуру по суду - было бы вполне возможно. Это, кстати, потребует и уточнения, доработки критериев определения иноагентов, необходимости обоснования подобных решений. Но сама подобная практика в современном мире необходима!

Божко Максим Петрович
Секретарь Межпартийного Совета Республики Башкортостан

На мой взгляд, действия справедливоросов и новых людей обусловлены не столько спорами о концепциях привоприменительных процедур, сколько позиционированием себя в политическом спектре: Инициатором идеи выступила КПРФ, чьи видные представители с молчаливого согласия ЦК открыто заигрывали с антисистемными силами. На фоне радикализации степени оппозиционности КПРФ, у остальных парламентских оппозиционных партий возникла необходимость явно артикулировать свою оппозиционность, чтобы их не записали в провластные. И эсеры и новые люди не нашли ничего лучше, кроме как воспользоваться инициативой КПРФ, чтобы пофрондировать. Исключением в этой игре стала промолчавшая ЛДПР, которой нет необходимости делать что-то, чтобы сохранить поддержку своих сторонников - сторонникам ЛДПР всё равно как голосует партия, они будут голосовать за ЛДПР, пока её лидером будет Жириновский.   Однако наиболее примечательна в этой ситуации позиция Руководителя Государства: Высказыванием на Валдайском Форуме Владимир Путин закрыл дискуссию по этому вопросу, лишив её перспектив (большинство в Парламенте у Единой России и после слов Президента Партия заблокирует инициативу уже абсолютно точно). По всей видимости Глава Государства счёл недопустимыми политтехнологические заигрывания на эту тему, поскольку даже обсуждение в Парламенте правильности действующего Закона, подмывает легитимность Закона в глазах людей, что в дальнейшем дало бы дополнительные инструменты геополитическим конкурентам в операциях по раскачиванию внутриполитической ситуации в России.

Окорокова Галина Павловна
Ректор ЧОУ ВО "Курский институт менеджмента, экономики и бизнеса"
Ректор ЧОУ ВО "Курский институт менеджмента, экономики и бизнеса" Зам. председателя Общественной палаты Курской области Руководитель региональных отделений Союза женщин России и Российского общества "Знание"

Тема о СМИ, ряде НКО  и ряде физических лиц, как иностранных агентах,  уже продолжительное время находится   под пристальным вниманием   общественности и государства.

И в самом деле,  присвоение статуса "иностранный агент"  организациям или гражданам  дело новое, непривычное, и как видим, не очень приятное для тех, кто получил этот статус.

Однозначно нельзя сказать, как судебное  решение  о статусе инагента   отразится  в будущем на "судьбе"  того или иного участника процесса - ответчика.

Думается, что здесь не лишними окажутся   предварительные дискуссии, широкое обсуждение темы  в комитетах Государственной Думы ФС РФ, Общественной палате России. 

Таким образом, выработанная консолидированная  точка зрения поможет новому закону более объективно отразить непростую тему.  

Розенко Станислав Васильевич
Работаю в университете. Участвую в деятельности Ассоциации юристов России.

Признание определенного перечня субъектов иностранными агентами - это общемировая практика, поскольку обусловлена национальными интересами государств, защищающимися от внешнего влияния. Указанные политические партии не обладают значимым политическим влиянием, и поэтому пытаются расширить свою электоральную основу и установить лояльные политические отношения с не системной оппозицией. Думается, что отличительная особенность нашей внесистемной оппозиции - финансовая зависимость от внешнего источника. Поэтому для данных партий возникает опасность уязвимости от заявлений политических оппонентов о иностранной зависимости.

Трескин Вадим Геннадьевич
Директор центра социально-политических исследований "Стига"
Диджитал социолог, аналитик, политический SMMщик

Поправки в закон об иностранных агентах после появления десятков реальных что называется назрели. Тот факт, что об этом заявили представители парламентских партий только подтверждают актуальность данного юридического действа.Основная претензия здесь - внесудебный сугубо административный  характер признания. Это открывает дорогу множеству претензий при отсутствии мотивировочной части при обнародовании решения.  

Елаев Алексей Александрович
Зампред Калининградского регионального отделения Ассоциации юристов России
Юрист, специалист в области государственного и административного права, правового регулирования предпринимательства и торговли.

Не надо уподобляться США с их внесудебными практиками клеймения. Российская судебная система гораздо доступнее и дешевле американской, поэтому вполне возможно решение вопроса о признании лица иноагентом в конкурентной судебной процедуре, которая бы допускала возможность выслушивать все стороны, а также отменять статус в случае возврата полученных денег. Тогда не будет как неоднозначных толкований, так и спорного неопределенного статуса ряда лиц. Имеются более тонкие инструменты борьбы с иностранным вмешательством в политику.

Насрулаева Шамсигат Алимирзаевна
Заместитель председателя ОПРД
Директор лицея 9 г.Махачкалы,кандидат педагогических наук,Заслуженный учитель Российский Федерации

        Поддерживаю предложение о корректировке закона об «иностранных агентах», предложенную партиями КПРФ, «Справедливая Россия», «Новые люди». Несовершенство закона об иностранном агенте приводит к тому, что любой гражданин, разместивший текст в интернете с критикой политических решений, относят к иностранному агенту, хотя каждый гражданин Российской Федерации имеет право свободно выражать свои мысли по любому вопросу. Считаю, что статус иностранного агента (юридического лица, физического лица, СМИ) должен быть присвоен через суд, где  будет рассмотрен источник иностранного финансирования  и предусмотрены меры наказания. 

        Однако решение суда должно быть вынесено в кратчайшие сроки (3 – 5 дней), чтобы не затягивать процесс.

Юридическая практика признания "иноагентами" физических лиц и общественных организаций вызывает определенные вопросы. В первую очередь это - широкая трактовка понятия "политическая деятельность", в соответствии с которой политический окрас могут приобретать самые обычные гражданские инициативы. Поэтому лица и организации, получающие средства из-за рубежа, находятся под угрозой установления статуса "иностранного агента". Второе - полномочия по составлению реестра иностранных агентов и даже включению туда тех, кто отказывается добровольно заявить о присвоении этого статуса, возложены на Минюст. При этом статус "иноагента" означает ограничение ряда гражданских прав, а в российских реалиях еще и стигматизирует его носителя. Соответственно, возникает ситуация, когда орган исполнительной власти принимает решения, которые влекут за собой серьезные негативные последствия для граждан.

Таким образом инициатива партий парламентской оппозиции должна рассматриваться не как уступка несистемщикам. Вряд ли последние являются потенциальной целевой аудиторией КПРФ, СРЗП и даже "Новых людей", чтобы в их интересах требовать корректировки закона. Скорее, предлагаемые изменения - нормальная практика разделения полномочий исполнительной и судебной власти. Установление статуса "иностранного агента" в результате судебного разбирательства обеспечивает необходимый уровень публичности и устраняет сомнения в произвольном применении закона.

Трушников Андрей Николаевич
Директор по информационному развитию медиахолдинга "Гранада Пресс"
Эксперт в области медиа, экономики СМИ, политологии, PR.

Очень сложный вопрос.

С одной стороны, статус иноагента - вещь не наградная, и было бы действительно неплохо, чтобы совершенно независимые институты, такие как суд, оценивали все представленные факты и принимали решение подходит или нет тот или иной субъект к тому, чтобы быть "награжденным" этим статусом. Иноагенство создает определенный дискомфорт для деятельности, поэтому у тех, кому собираются дать такой статус, должно быть право на всестороннее и независимое изучение всех фактов.

С другой - действительно прохождение статуса иноагента через суд однозначно добавит негативности в это и так незвучное название. Боюсь, самим субъектам с таким лейблом после этого станет более неуютно.

В любом случае считаю, что данный вопрос имеет полное право быть обсужденным в законодательном органе власти с привлечением независимого экспертного сообщества. Только после того, как будут рассмотрены все нюансы последствий, в которым может привести принятие предложений эсеров и новых людей, нужно принимать решение.

Что касается предположения, что "Справедливая Россия" и "Новые люди" пытаются своим предложением перетянуть на себя симпатии несистемщиков, думается, в этом есть определенная истина. Однако я бы не стал ее раскрашивать черными цветами, потому что с несистемщиками необходимо работать не только силовыми методами, но и политическими. И то, что системные партии пытаются вывести часть людей с митингового поля в поле нормальной, системной политической дискуссии, на мой взгляд, совершенно правильная история.

Кобыскан Александр Степанович
Доцент БГПУ им. М. Акмуллы
к.филол.н., активист общественных организаций Республики Башкортостан, занимаюсь научными исследованиями информационного пространства региона, вопросов дискурса, урботекста, корпоративных подъязыков.

Закон об иностранных агентах был резонансным во время своего появления, остаётся он активно обсуждаемым и сейчас. Широкая дискуссия, разворачивающаяся вокруг данного статуса и процедуры его определения, даёт шанс различным общественным силам набрать политические очки. В период, когда вводятся новые юридические категории, важно определять все параметры формируемых норм, в том числе и процессуальные. И представители партий «Справедливая Россия» и «Новые люди» резонно воспользовались имеющейся лазейкой, предложив инициативу, установления статуса иноагента по суду. Но не стоит исключать, что дальнейшая юридизация процесса определения иноагентов может привести к большему резонансу в обществе и усилению спекуляций в информационном пространстве, направленных на дискредитацию работы судебных органов. 

Силаева Зоя Владимировна
Кандидат политических наук, Член Российской ассоциации политических наук, доцент кафедры религиоведения Института социально-философских наук Казанского федерального университета
Кандидат политических наук, Член Российской ассоциации политических наук

В условиях информационной войны происходит ужесточение законодательства об  иностранных агентах, что вызывает неоднозначную реакцию в обществе. Несмотря на то, что на протяжении почти 10 лет вносятся поправки в этот закон, по-прежнему актуальным остаётся уточнение ряда понятий. Надо исходить из того, что, чем более понятнее будут критерии, чем они будут более четкими и исчерпывающими, тем будет лучше. С одной стороны, нужен своеобразный чек-ап, понятный в том числе некомпетентному большинству. С другой стороны, признанию должно предшествовать  комплексное экспертное исследование. В любом случае это требует особой проработки в экспертном сообществе, чтобы избежать двусмысленности, субъективизма, возможности использовать этот закон как инструмент в целях, отличных от его прямого назначения. В том числе уточнения необходимы для того, чтобы избежать нападки на Россию со стороны правозащитных и иных международных организаций. Для этого необходимо изучить уже имеющийся опыт.  Необходима более  четкая проработка границ между гражданской активностью, борьбой за власть, лоббизмом, отслеживание механизмов искажения информации или манипуляции общественным мнением, вопросов, связанных с финансированием. Передача же данного вопроса судам не решит суть вопроса. Это приведёт к бюрократизации, затягиванию решений проблемы и коллапсу судебной системы в связи с огромным количеством дел.

Толчинский Леонид Григорьевич
Декан Высшей школы журналистики и медиакоммуникаций КФУ, кандидат социологических наук, опыт работы в медиасфере б.30 лет (печатные СМИ, телевидение, Интернет-СМИ, информационные службы КамАЗа и др.
Декан Высшей школы журналистики и медиакоммуникаций КФУ, кандидат социологических наук, опыт работы в медиасфере б.30 лет (печатные СМИ, телевидение, Интернет-СМИ, информационные службы КамАЗа и др.) https://kpfu.ru/leonid.tolchinskij https://www.facebook.com/profile.php?id=100000683420985

Мне кажется, что здесь требуется "соломоново" решение. Есть проблема с критериями признания иноагентом. Об этом говорил и Дмитрий Муратов и Президент страны, отвечавший на его вопрос в ходе встречи Валдайского клуба. Существует такой принцип управления: "Чем отношения формальней, тем они теплее". Когда максимально всё формализовано, максимально детализировано по критериям - не остается зазоров для недопонимания, волюнтаризма и произвола. И критерии надо в случае с законом об иноагентах, безусловно, откорректировать в сторону большей прозрачности и четкости в трактовках. Но никаких судебных процедур не считаю нужным вводить. Это закон не про наказание, а про пометку в отношении тех, кто в своей деятельности использует иностранное финансирование, а значит, и исполняет, в той или иной мере, иностранный заказ. Помечая продукт, в котором есть ГМО, мы не требуем решения суда. Пометка лишь говорит, что возможно проблемные для кого-то примеси в еде есть. Суд здесь зачем? И в случае со СМИ, если есть место примесей инородных денег, внешнего заказа, то пометка о том, что это так, не требует, по моему глубокому убеждению, решений суда. Просто потребитель должен знать, что по его мозгам "гуляет", в том числе, заказанный за рубежом контент. А попытки части оппозиции поднять вопрос именно в  контексте "юризма", мол, пусть всё решается в судебных состязаниях - игра на быстрое повышение рейтинга в среде недовольных, привлечение к себе внимания на шумных, но совершенно не значимых для решения реально острых вопросов общества, проблемах. Те проблемы ещё надо долго и системно решать и не факт, что получится хорошо. А пиариться на медийных скандалах - это и рейтинг, и не слишком трудозатратно. Вот почему я и говорю про "соломоново" решение: критерии необходимо конкретизировать, а вовлекать в цепочку судебные инстанции, совершенно незачем. 

Большаков Андрей Георгиевич
Заведующий кафедрой конфликтологии Института социально-философских наук и массовых коммуникаций Казанского (Приволжского) федерального университета
Заведующий кафедрой конфликтологии Института социально-философских наук и массовых коммуникаций Казанского (Приволжского) федерального университета, член Общественной палаты РТ, доктор политических наук

Правда в этом споре точно по середине. Закон об иноагентах необходим. В период санкций, противостояния, гибридной войны между Россией и Западом без него нельзя обойтись. Подобные законы во многих странах являются гораздо более жесткими, чем наш. Поэтому требования отмены закона играют на руку российским врагам, это предательство национальных интересов. Но закон должен быть скорректирован с точки зрения точности его формулировок, простоты механизма выявления иноагентов, правоприменения. Здесь правы представители системной оппозиции (КР РФ, СР и др.). Не думаю, что они будут солидаризироваться с радикальными либералами в требовании отмены закона. Но корректировать его можно и нужно. Фракции российского парламента имеют все возможности договориться. Меня, например, очень удивило признание иноагентом «Росбалта», вряд ли полностью обоснован статус иноагента по отношению к «Левада-центру». Вместе с водой мы не можем выплеснуть и ребёнка. Корректировка текста закона возможна и желательна.

Пронин Ярослав Валерьевич
Политический аналитик, социальный технолог
Член правления фонда правовой поддержки граждан и организаций "Добрые Люди", руководитель исследовательских и обучающих проектов.

Статус «иностранного агента» в настоящее время не совсем понятен. Процедура признания иностранным агентом запутанная и непрозрачная, поэтому многими считается неправильной и несправедливой. Поэтому не считаю, инициативу «Справедливой России – За Правду» и «Новых Людей» популизмом и стремлением к получению дешевого авторитета у внесистемной оппозиции, корректировка закона – вопрос назревший и необходимый. 

Оглядываясь на историю России, включая советский её период, и принимая во внимания исторический опыт, стоит понимать, что здесь не стоит заниматься беспорядочным и беспощадным навешиванием ярлыков. Иначе можно дойти до того, что статус «иностранного агента» в восприятии общества приравняется к «врагу народа». И это недопустимо. Процедура признания иностранным агентом должна быть понятная, ясная и прозрачная. И в правовом государстве это следует делать через суд. Причем в упрощенном порядке, чтобы избежать затягивания процесса, которого опасаются эксперты. 

Еще хочется в этом контексте отметить, что работа Государственной думы нового созыва стартовала. Инициатива показывает, что фракции начали активную работу, в частности впервые вошедшие в состав парламента «Новые Люди». Выбрана актуальная тема, действительно волнующая в настоящий момент российскую общественность. 

Шмидт Сергей Федорович
Публицист, радиоведущий
Кандидат исторических наук, доцент, публицист, радиоведущий

Я думаю, что этот тот случай, когда системная оппозиция не гоняется за симпатиями несистемщиков – системная оппозиция вообще приучена вести себя очень осторожно в этом смысле – а делает совершенно здравое предложение. Хотели бы симпатий радикальной оппозиции, предложили бы отменить сам закон.

Будучи реалистом, я полагаю, что пока не произойдет хоть какой-то «разрядки» во внешнеполитическом противостоянии, в котором руководство России капитулировать не собирается, закон об иноагентах отменен не будет. Однако, корректировок и смягчений закона добиться можно. Тем более, что власть неоднократно демонстрировала собственную (возможно лукавую) способность приоткручивать гайки после их радикального закручивания (так было, например, с реформой Академии наук или новым пенсионным возрастом). Стратегический выигрыш остается на стороне власти, а недовольство отчасти нейтрализуется, ведь сугубо формально власть пошла на уступки под общественным давлением.

Ситуация с законом об иноагентам, особенно в той его части, что касается физических лиц, выглядит аномальной даже с точки зрения вполне последовательных симпатизантов власти. Гражданам России, объявляемых иностранными агентами, наносится совершенно реальный ущерб (возникают реальные сложности с трудоустройством, публичными выступлениями, могут осложняться элементарные отношения с соседями по подъезду и т.д.) и делается это без открытого судебного разбирательства, по кабинетному решению никому неизвестных чиновников. Это надо исправлять и чем скорее, тем лучше. Более того, это исправление не только в интересах пострадавших, но и в интересах самой власти, в интересах её же собственной репутации, которую ничто не исправит в глазах упомянутой радикальной оппозиции (это уже отрезанный ломоть), но которую недавнее правоприменение закона об иностранных агентах весьма существенно ослабило в глазах умеренной части политической публики.      

Ахмадов Тамерлан Тахирович
Корреспондент, экономист, эксперт в сфере закупок
экономист, эксперт в сфере закупок и эксперт по энергосбережению

Такой способ получение политических бонусов как минимум  является не этичным со стороны системной оппозиции. Как отметил президент РФ В.В. Путин: "...граждане Российской Федерации имеют право знать кем финансируется то или иное агентство" чтоб понимать носят ли новость объективный характер, или это инфовброс иностранных политических сил, для продвижения своих интересов. В свою очередь иноагент и при действующем законодательстве может обратиться в суд, если считает, что его не законно внесли в списки. Считаю, что практику внесения законов для самопиара нужно прекратить, все вносимые законы должны носить объективную необходимость и прежде всего защищать права граждан.    

Кочетов Владимир Николаевич
генеральный директор ИА Байкал24
Генеральный директор информационного агентства "Байкал24", участник и эксперт проекта "Экспертный клуб-Иркутск"

Думаю, что надо высказаться шире о самом законе, нежели только об инициативах партий «Новые люди» и «Справедливая Россия – За правду». Подобные законы принимаются во многих странах, и они являются ответом государств на новую цифровую реальность современного мира. Поэтому такой закон нужен и нашей стране, но за его реализацию можно поставить только «три с минусом». Помните, как в школе? Неисправимым двоечникам ставили «три с минусом» в виде аванса.

Несомненно, его нужно менять, и хорошо, что уже подняли этот вопрос и на уровне Президента, и на уровне депутатов Государственной Думы. Но я считаю, что они идут не в ту сторону – и ограничиться признанием иноагента по суду – это полумеры. Необходимо серьезным юристам доработать закон. Сейчас же мы видим, что в нем не четко понятны, «размыты» основания вхождения (не проработано), виды иноагентов и их отличия (не проработано), правоприменительная практика (не проработана), условия выхода или исключения из статуса (не проработана). 

Только когда все эти вопросы будут формализованы, то тогда и нужно, чтобы закон работал. А сейчас лучшим вариантом было бы приостановить его действие.

Глухов Александр Сергеевич
Директор социологического агентства «МОНИТОР»

На самом деле, я бы не стал бесповоротно принимать одну из сторон. Имеются вопросы к законодательству, а также и к самим, условно, «исполнителям», где, в целом, понятны задачи государства. В свою очередь, можно однозначно отметить, что инициатива и поле обсуждения об иноагентах является узкой и явно направленной – все-таки кто-то должен занять нишу представительства «иного» мнения. 

Что касается закона, то, мне кажется, стоит усовершенствовать процедуру обжалования, дополнить перечень и установить более понятный порядок вхождения в иной статус – к примеру, заранее выносить предупреждения потенциальному иностранному агенту. Таким образом, я думаю, не стоит всех стричь под одну гребенку, а восприятие наказания должно иметь в себе определенную тяжесть, силу и значимость.

Гудовский Андрей Эдуардович
Депутат Совета депутатов г. Новосибирска, руководитель общественной организации «Город»
Депутат Совета депутатов г. Новосибирска, руководитель общественной организации «Город»

Ситуация вокруг статуса иностранного агента оставляет в последнее время двоякое впечатление. Сейчас непонятно, кто признает иноагентом. Процедура непонятная, непрозрачная и потому, по мнению многих, неправильная. А вот решение о признании по суду – это уже другой подход. Не соглашусь с тем, что решение вопросов иноагентов в суде приведет к затягиванию процесс – ведь есть ускоренная процедура: почему бы ей не воспользоваться?

Я плохо отношусь к тем, кто отрабатывает повестку  за западные деньги, но просто так и взять и объявить иноагентом – это неправильно. Нужна четкая и понятная процедура!

Я бы оттолкнулся от мнения, которое высказал президент на Валдае. Там нобелевский лауреат Дмитрий Муратов как раз этой темой интересовался. Маргарита Симоньян пояснила, что в США статус иностранного агента присваивается не по суду, но за уклонение от выполнения решения светит до пяти лет!

Почему появилась инициатива КПРФ, «Новых людей» и прочих? Статус иноагента сегодня присваивается как какая-то бирка – без всякого рассмотрения. Это вызывает вопросы и потому президент сказал, что есть моменты, с которыми нужно разобраться.

С моей точки зрения, если есть иностранное финансирование, то оно должно быть окрашено. Все должно быть очевидно! А иначе нас ждут многочисленные скандалы. Как, например, в Иркутске, где статус иноагента получил известный историк и краевед Алексей Петров, что вызвало бурю возмущения в научной среде и среди общественности.

Украинцев Игорь Сергеевич
Председатель экспертного совета фонда «Сибирская политика», депутат городского Совета депутатов
Председатель экспертного совета фонда «Сибирская политика»

Не считаю инициативу по корректировке закона об иностранных агентах, вызванной стремлением системной оппозиции получить какие-то дополнительные симпатии.  Никаких заигрываний тут нет! Я вообще полагаю, что эта инициатива родилась не в офисах трех парламентских партий, а совсем в других кабинетах, где ясно увидели, что сейчас ситуация вокруг статуса иноагента является очень запутанной. Принято логичное решение ее поправить, но «Единая Россия» по понятным причинам откатить назад не может, поэтому выступили с предложением другие партии.

Я поддерживаю решение устанавливать статус иноагента через суд. Все-таки в суде есть возможность защищать свою позицию, доказывать правоту. Ну, а если доказано, что иностранные деньги получены, то все очевидно – и суд это подтверждает. В результате статус иноагента перестанет быть таким малопонятным как сейчас.

Козлов Дмитрий Викторович
Кандидат исторических наук, доцент кафедры мировой истории и международных отношений Иркутского государственного университета
Кандидат исторических наук, доцент кафедры мировой истории и международных отношений Иркутского государственного университета

Здесь мы видим две темы. Первая – это работа Государственной Думы нового созыва. Мы видим хорошую активность фракции «Новые люди». Новые депутаты выбрали тему, которая волнует российское общество, активных людей и тех, кто связан с общественными активистами и СМИ. И то, что партии держат руку на пульсе, предлагают это сделать повесткой обсуждения - важно, тем более, когда говорится о публичности, прозрачности. Партия пытается доказать, что она не «пятое колесо», а партия с новым видением проблем в обществе. 

Во-вторых, нельзя не отметить сам термин, феномен иноагента. Буквально вчера мы слушали диалог Дмитрия Муратова и Владимира Путина на Валде, где Муратов поднял вопрос ребром с отсылок к нашему прошлому и Мушкетерам/Миледи. Состоялся очень интересный диалог, и Д. Муратов обратился именно к юридическому образованию президента, сказав, что новый статус присуждается вне всякого судебного рассмотрения. И это может быть проблемой, поскольку решения непрозрачные, что является повод к злоупотреблениям. И главное, что не понятен формат выхода, нет таких процедур. Получается, что человек, которым «награжден» таким статусом, является изгоем, человеком в «серой зоне». Если ранее речь шла о СМИ, то сейчас речь идет уже о физических лицах, отдельных людях как носителях вещей, и эти люди не могут ответить. Им некому ответить и негде ответить. Есть такой философский роман «Процесс» Кафки, т.е. нет точки, где он может сказать, что не виноват, или опротестовать данное решение. 

Все время сравнивают с Америкой 1938 года, но отмечу, что он был там принят в особых условиях, приближалась война. Это был форс-мажорный закон. Во многом американская система - другая, совсем не похожа на российскую, а здесь этот закон приобретает совсем иную логику. У нас приходит сразу другой ассоциативный ряд, как, например, «враг народа». В американской истории не было такого понятия, а в нашей – был, и поэтому появляется другой контекст. 

Важна прозрачная юридическая процедура присвоения статуса (судебные дела, предуведомления) и чтобы это не выглядело, как властный произвол. У человека должно быть возможность опротестования, и с этим все (или почти все) согласны. И вчера Владимир Путин даже согласился, что обязательно нужно вернуться к закону «и его необходимо доработать», и здесь я с ним согласен.

Был приведен хороший пример, как «общественно-методическая помощь». Что-то где-то кому-то заплатили. Так под иноагентов могут попасть и авторы закона. Необходимо согласиться с теми моментами диалога, что нужно вернуться к работе над законом. Если он все же необходим, и он станет частью судебной системы страны, то он должен быть четок в определениях, критериях, с описанием всех процедур и доводов «за» и «против». В нынешнем виде в законе этого нет. Это важная тема для развития российского гражданского общества и государства в целом. 

Манафов Абдурахман Джалилович
Зам. гл.редактора республиканской газеты "Вести Агула",член Союза журналистов РФ,Заслуженный работник культуры Республики Дагестан.
Зам. гл.редактора республиканской газеты "Вести Агула",член Союза журналистов РФ,Заслуженный работник культуры Республики Дагестан.

Занимаясь политической деятельностью на территории России против России, эти организации участвуют в проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой государственной политики, а также в формировании общественного мнения в угоду своим хозяевам из-за рубежа.

Оппозиция лицемерит и вводит в заблуждение, когда говорит, что между американским и российским законами «нет ничего общего». 

На это дал ясный ответ Президент Российской Федерации В.В. Путин на заседания клуба «Валдай». Отвечая на вопрос Муратова, он обратил внимание, что в США, где также действуют нормы об иноагентах, в том числе в отношении СМИ, они применяются «жестко, до уголовной ответственности», 

В России «закон не запрещает иметь свое собственное мнение по какому-либо вопросу, этот закон связан с получением финансовой поддержки из-за рубежа в ходе внутриполитической деятельности», пояснил Путин. Он подчеркнул, что закон «не запрещает дальше проводить эту политическую деятельность, просто эти деньги, которые получаются из-за кордона, из-за бугра, должны быть окрашены, и российское общество должно знать, что человек вот такую позицию формулирует, так относится к внутриполитическим процессам, но он получает деньги из-за границы».

СРЗП и «Новые Люди» в данном случае, пытаются привлечь к себе внимание, формируя «острую» повестку своей деятельности. Их инициатива очень похожа на обычный PR.  Я считаю, что устанавливать факт принадлежности лица к статусу «иностранного агента» или не принадлежности должны специально подготовленные органы безопасности. У таких подразделений есть и специальная подготовка и эмпирический объём знаний - без которых трудно определить этот неоднозначный статус!